Метки

  • Рубрики

  • Мета

  • Свежие комментарии

  • Свежие записи

  • Ани Лорак: «Я выросла в одном доме с Владимиром Ивасюком»

    17th Октябрь 2008

    У Ани Лорак армия фанатов и оппонентов, что лишний раз подтверждает ее звездный статус – так много и яростно спорят только о звезде. В этом можно легко убедиться, «походив» по интернет-форумам. В общении с журналистами Каролина улыбчива и приветлива, как и в первые годы ее карьеры. Будучи разумной девушкой, она никогда не примеряла на себя образ «роковой дивы» – не ее амплуа.

    – Каролина, ходило множество слухов о последнем «Евровидении»: что победа Билана была известна заранее, что конкурс просто-напросто купили. Что же произошло на самом деле?

    – Как человек, увидевший всю кухню изнутри, могу сказать, что, к сожалению, голосование проходит не за исполнителя, а за страны. Конкурсантов по большому счету никто не замечает. Оценки ставятся тем странам, с которыми дружат или хотят дружить, соседям. Вот и выходит, что все хотят дружить с Россией (улыбается). Но я не жалею, что поехала на этот конкурс. Он дал мне возможность обрести новых зрителей, расширить географию гастролей, помог вывести творчество на новый виток. Я считаю, что выступила достойно. Мое второе место на самом деле победное, потому что вся Европа проголосовала за нашу песню. И это при том, что у нас был только один высший балл от Португалии. До сих пор я получаю огромное количество приглашений со всей Европы, значит, мое творчество востребовано. А это дорогого стоит.

    – Если не ошибаюсь, Киркоров трижды брал на себя роль продюсера исполнителей на «Евровидении», но только ты принесла ему удачу и заслуженную победу. Как певца мы его хорошо знаем, а какой Киркоров-продюсер?

    – Он открылся мне в новом качестве как умный, добрый человек. Филипп очень ранимый, трогательный, словно большой ребенок. И невероятно заботлив. Помню, когда встал вопрос о костюме, он сразу сказал, что платье будет шить Кавалли. Я удивилась: «Как Кавалли?! Разве это возможно?!». (Улыбается.) Оказалось, что Филипп лично знаком со знаменитым дизайнером, и мы вместе поехали в Милан на встречу с ним. Это было похоже на сказку, ведь я даже представить не могла, что кутюрье такого уровня будет шить платье специально для меня!

    – Это ты предложила Филиппу сотрудничество?

    – Нет, это была его инициатива. Я тогда отдыхала в Таиланде и размышляла, стоит ли принимать участие в конкурсе. И в этот момент звонит Киркоров, говорит, что написал песню для меня, и предлагает встретиться в Киеве. Он был буквально одержим своей идеей! Потом заявил, что будем записываться в Греции. Когда я запротестовала, мол, не надо, это дорого, Филипп ответил, что мне не стоит ни о чем беспокоиться, все расходы он берет на себя. Для меня это было колоссальным потрясением: «Что-о-о?!» (смеется). В нашем шоу-бизнесе крайне редко можно встретиться с подобным отношением. Поэтому я старалась оправдать его доверие и уважение.

    – А платье от Кавалли осталось у тебя?

    – Ой, кстати, я забыла упомянуть еще один достойный внимания факт! Когда платье было готово и я собиралась оплатить счет за него, то узнала, что Кавалли мне его подарил! У меня был настоящий шок: «Этого не может быть! Ущипните меня!». Платье, естественно, осталось у меня, и я хочу «отработать» его по максимуму, доносить до дырочек (смеется). Потом я планирую продать его с аукциона и вырученные деньги потратить на какое-нибудь благое дело.

    – Как тебе удается сохранять детскую непосредственность?

    – (Смеется.) Специально я ничего для этого не делаю. Просто стараюсь не лгать, жить в согласии с собой и окружающими. Очень важно жить по своим правилам.

    – Какие они – правила Ани Лорак?

    – Не ставить материальные блага выше духовных. Мне неприятно общаться с людьми, которых интересуют только бренды и лейблы. Мне интереснее обсуждать то, что случилось со мной, что происходит вокруг. Вот, например, я прочла очередную книгу Коэльо «Брида», и мне хочется обсуждать прочитанное буквально с каждым.

    – Давай обсудим.

    – (Смеется.) В этой книге рассказывается о том, что каждый из нас имеет где-то иную часть себя и обязательно должен ее найти. Потому что, только найдя эту иную часть, человек сможет раскрыться, понять, для чего он живет на свете, реализовать все свои таланты. И еще автор излагает, возможно, не новую, но интересную мысль: у одних людей душа раскололась на две половинки, и им нужно найти эту вторую, родственную душу, а у других душа раскалывается на несколько кусочков, и такие люди мечутся и страдают.

    – Можно тогда поинтересоваться, почему ты прячешь от всех свою половинку – Мурата?

    – Потому что это наша личная жизнь. Когда Мурат появился в моей жизни, всех вокруг наши отношения только и интересовали. Поэтому я решила рассказать историю нашего знакомства, нашей любви. После этого Мурат мне сказал: «Я не хочу делать карьеру и пиариться за твой счет». Его желание естественно, но я – в силу своей профессии – человек публичный, и мне положено все время быть на виду. Однако я уважаю его свободу и выбор.

    – Не знаю, насколько ты во все это веришь, но не всегда люди, которые тебе улыбаются и радуются за тебя, делают это искренне. Сглазить могут легко.

    – Да-да, верно. Можно даже радостью сглазить.

    («Это происходит ровно настолько, насколько ты в это веришь», – не выдерживает наш фотограф Дима.

    Я: «Ну не скажи. С такими вещами сталкиваешься сплошь и рядом». Каролина меня поддерживает.)

    – Вообще, заранее лучше ничего не говорить. Случалось, я рассказывала о каком-то важном предстоящем концерте, после чего он вдруг резко отменялся! Как такое может быть, если мы практически уже в дороге и предоплату за него получили?! Не зря же говорят: «Сказал – и обеднел». Не стоит забывать, что энергетика у всех людей разная.

    – Каролина, я заметила, что в последнее время твои концертные костюмы прошиты тканью телесного цвета там, где участки тела обычно открыты. Зная психологию восточных мужчин, я связала эти новшества с недовольством Мурата. Мои наблюдения верны?

    – (Улыбается.) Нет, это тебе показалось. Мурат в этом плане редчайшее исключение. Даже с учетом того, что в нем кипит гремучая смесь: мама у него грузинка, папа – турок. Да, какие-то правила существуют, но Мурат понимает, что это моя профессия, у меня могут быть открытые костюмы. Более того, он мне часто дает советы, например: «Почему ты надела эти брюки, а не те? Ты же идешь на интервью, ты – звезда и должна выглядеть соответственно». То есть он настолько меня чувствует, что стал мне не просто любимым, но и другом, партнером. Даже когда я принимала решение ехать на «Евровидение» или нет, слово Мурата было решающим. Ты не представляешь, насколько мне было приятно, когда он сказал: «Да, я хочу, чтобы мы больше времени проводили вместе, чтобы ты уделяла мне больше внимания, но я понимаю, что полностью счастлива ты можешь быть только на сцене, а мне хочется, чтобы ты была счастлива всегда» (улыбается).

    – Смотри, какая интересная тенденция: жених у тебя турок, продюсером на «Евровидении» был болгарский армянин, ты пела дуэтом с грузином Меладзе, собираешься петь с азербайджанцем Тимати. К тому же я заметила, что ты любишь все яркое и сверкающее в одежде, аксессуарах. Откуда в тебе эта тяга ко всему восточному?

    – Тонкий анализ. Никогда об этом не задумывалась. Вот этот браслет (великолепный браслет с крупными стразами. – Авт.) мы с Филиппом купили в Греции. Причем он заметил его первым и обратил на него мое внимание. Если копнуть глубоко, то может оказаться, что все мы выходцы с Востока. Не знаю… Я никогда не делила людей по национальному признаку. Для меня всегда важнее сам человек, а не откуда он родом и какая кровь течет в его жилах. Мой это человек или нет, смогу я с ним сидеть за одним столом или нет – вот что важно. Причем этот контакт происходит в первые секунды. Я в последнее время очень увлеклась книгами о кармических кодах, о знаках судьбы. В этих книгах говорится, что все мы – дети Бога, всех нас что-то объединяет. Я верю в то, что каждый человек талантлив, каждый способен добиться многого, необходима только гигиена мысли. Надо сохранять лишь хорошие воспоминания, хорошие мысли, а все плохое стирать, как ластиком.

    – А как быть, если человек, к которому ты относилась с добром, сделал тебе зло?

    – Я стараюсь простить и отойти в сторону, желая добра этому человеку. Это довольно сложно сделать, потому что обида порой очень сильна. Но если со мной поступили плохо, значит, я сама что-то сделала не так. Даже то, что мы сейчас сидим и беседуем, – это тоже не просто так.

    – Есть ли такой вопрос, который ты ждешь от журналистов, а тебе его никак не задают?

    – (Задумчиво.) Честно говоря, сегодня мы как никогда коснулись моих чувств, мировоззрения, душевных переживаний. У меня вообще нет ощущения, что я на интервью, настолько милая и открытая получилась беседа. Обычно журналисты задают одни и те же вопросы, и это немного напрягает. Но для меня это очередной урок терпения (улыбается). А с тобой, наверное, мне бы еще хотелось поговорить о знаках. Я верю в знаки, мне эта тема безумно интересна. Знаки меня преследуют с самого рождения. Я же выросла в доме, в котором жил Владимир Ивасюк. И когда мама привезла меня из роддома, она положила меня в коляску, в которой в свое время лежал маленький Володя! Это был первый знак в моей жизни. Потом их было огромное множество. Можно во все это не верить, решить, что это плод моего воображения.

    – А перед нашей встречей никаких знаков не видела?

    – Знаков не видела, зато видела хороший сон! Мне приснились две большие собаки: белая и черная. Я играла с ними, и у меня было ощущение, что я их знаю давным-давно. Проснулась с приятным ощущением, может, предчувствовала, что будет такое хорошее интервью.

    Источник: Публичные люди


    Оставить комментарий

    Вы должны войти что бы иметь возможность оставить отзыв (комментарий).