Метки

  • Рубрики

  • Мета

  • Свежие комментарии

  • Свежие записи

  • Ани Лорак в гостях у Романа Трахтенберга и Елены Батиновой

    6th Сентябрь 2008

    ТРАХТЕНБЕРГ: У нас в гостях Ани Лорак.
    ЛОРАК: Здравствуйте.

    БАТИНОВА: Сегодня мы будем записывать вашу биографию.
    ТРАХТЕНБЕРГ: Кстати, когда «Евровидение» было, я, по-моему, единственный поздравил Филиппа. Я сказал, что поздравляю, второе место. В следующий раз будет первое обязательно. Нужно стремиться. Потому что тот, кто стремится, Леночка, даже слон, понимаешь…
    БАТИНОВА: Может стать бабочкой, да?
    ЛОРАК: На самом деле это второе место достойно первого, действительно мы гордимся нашим результатом, тем выступлением, и самое интересное, что сердце «Евровидения», такой знак, символ мы привезли на Украину. Как артистическая награда лучшему артисту. Поэтому вот еще похвасталась.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Конечно, нам обидно, что это ушло на Украину.
    ЛОРАК: Я рада за Россию.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Нам какая разница — Украина, Россия.
    БАТИНОВА: Это же не первое ваше выступление на «Евровидении»?
    ЛОРАК: Это первое выступление, конечно. Но было, я могу предположить, вы где-то, может быть, слышали, потому что в 2004-м или в 2005 году я от Украины должна была ехать, и вдруг за четыре дня ввели группу, которая пела такие политические лозунги. И волевым решением было принято, что…

     


    ТРАХТЕНБЕРГ: А Лена Батинова как раз вела это «Евровидение». Она такая старенькая.
    БАТИНОВА: Потому что Ани выбрал народ, но в этот момент появилась другая песня.
    ЛОРАК: Но в этот раз я рада, что ко мне уже обратился президент канала, и все ждали моего решения, я неделю думала, гадала, не сразу.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Делала вид, что ты гадала?
    ЛОРАК: Ну, на самом деле я не была готова, потому что, знаете, вот уже переболела, уже как бы страничку перелистнула и думаешь: не хочу. Я на самом деле и монетку бросала, и монетка три раза подсказала — да, да, да. Да, мистика такая.

    ТРАХТЕНБЕРГ: На самом деле ты не расстраивайся, второе место — это практически первое место. К тому же конкурс самодеятельный. А когда имеешь дело с самодеятельностью, всегда ожидаешь каких-то неожиданностей. То есть ты готовишься, и в один момент он чего-нибудь выкинет такое, что хоть стой, хоть падай.
    ЛОРАК: Ну, мы довольны результатом. И я считаю, что Филипп Киркоров, автор песни «Shady Lady», был действительно нашим, наверное, ангелом-хранителем, потому что проделали вместе такую работу. И хочется поблагодарить всех радиослушателей, потому что я знаю, что многие держали кулаки, голосовали, волновались. Я просто каждый день, находясь здесь в Москве, встречаюсь с людьми, все еще помнят: «Ой, поздравляем, мы же смотрели, мы же видели!».

    БАТИНОВА: Правда, было все очень убедительно, профессионально, красиво.
    ТРАХТЕНБЕРГ: Я болел за двоих — за тебя и за Гурцкую. Мне нравилось, и я думал, кто же из вас первый будет, потому что обе мне очень нравитесь.
    ЛОРАК: Спасибо.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Ну, второе место, в следующий раз будет первое, обязательно.
    БАТИНОВА: Вы приехали сейчас в Москву на концерт?
    ЛОРАК: Нет, я приехала в рамках своих промо-визитов, у меня сегодня было очень много интервью. Приехала к вам из солнечной Одессы, потому что совсем недавно был День города в Одессе, и я буквально с корабля на бал. И на самом деле у меня каждый месяц выделяются в графике дни визитов, промо-визиты, потому что я чувствую, после «Евровидения» особенно, если до этого я знала, что потенциально много моих зрителей, поклонников, но после «Евровидения» такая волна, и мне очень хочется достучаться до сердец зрителей, радиослушателей своей музыкой, и я очень рада, что это происходит сейчас.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Слушают сейчас миллионы.
    БАТИНОВА: Хорошо, что и погода не подкачала.
    ТРАХТЕНБЕРГ: Да, тепло сегодня было, я по-летнему оделся.
    БАТИНОВА: А где вы родились?
    ЛОРАК: Родилась я на Буковине, это такой очень красивый край возле Карпат. И вот такая интересная особенность: я родилась в том самом доме, где родился Владимир Ивасюк, автор песни «Червона рута». И вот с самого детства у меня было ощущение, что я буду певицей. И не то что ощущение, не то что, знаете, я бы хотела, мне очень хочется — нет, я знала: я буду певицей. Такая была уверенность.

    ТРАХТЕНБЕРГ: А родители, они разделяли такую уверенность? Не сказали: зачем нам певица в семье-то?
    ЛОРАК: Ну, у меня было непростое детство, родители развелись до моего рождения, и я пошла в школу-интернат и до 7-го класса училась в этой школе. И, наверное, место, в котором я себя чувствовала самым счастливым ребенком, это была сцена. Я становилась на сцену, и я понимала: зрители, они смотрят на меня.

    ТРАХТЕНБЕРГ: А в детский садик отдали?
    ЛОРАК: Сначала была я в детском садике, тоже круглосуточно, кстати, так получилось.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Кто нам один из гостей сказал: «без забора». Мы еще думали, что такое? Это не без ограды, а когда не забирали.
    ЛОРАК: Ну, вот у меня было без забора, точно.

    БАТИНОВА: А почему, мама работала много?
    ЛОРАК: Да, нас было четверо детей, мама работала, кстати, работала диктором радио, тоже такая творческая работа, 25 лет отдала этой профессии. И не хватало средств. А в том же садике, в школе была возможность покушать, отдохнуть, и все время воспитатели, которые смотрели за детьми.

    ТРАХТЕНБЕРГ: А сестры, братья?
    ЛОРАК: Да, братики. У меня было три братика, старший погиб в Афганистане, когда мне было 9 лет. Такое непростое вообще у меня детство. Но опять же музыка, она меня все время вдохновляла.

    ТРАХТЕНБЕРГ: А папа-то не помогал?
    ЛОРАК: Папа у меня был журналистом, все творческие люди, абсолютно разные у них характеры.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Общаетесь сейчас с папой?
    ЛОРАК: Да, я рада, вот сейчас уже у меня замечательные отношения с папой, с мамой. Папа стихи, кстати, пишет и всегда помогал, проведывал, наведывался, но всегда я росла как-то самостоятельным ребенком, насколько я себя помню.

    ТРАХТЕНБЕРГ: И вот в детском садике уже на сцену выходила?
    ЛОРАК: Да, первый концерт состоялся, кстати, в 4 года.

    ТРАХТЕНБЕРГ: И что было в программе?
    ЛОРАК: Я слушала все, что доносилось с радио, с телевидения. Я помню, Алла Борисовна Пугачева, конечно, «Невестки», помните такое? Мама уходила на работу, я себе делала прическу, как у Пугачевой, и пела. Потом, помню, Вески.

    БАТИНОВА: А микрофоном что было?
    ЛОРАК: Микрофоном была скакалка.

    ТРАХТЕНБЕРГ: Самое главное, чтобы похоже было.
    ЛОРАК: Ну, в общем, это было мое хобби. Но дело в том, что я пела так громко возле дома, что собирались соседи: что это с ребенком? — и слушали меня. Но я пела, видела, что люди не просто слушали, они аплодировали, я заканчиваю петь какую-то песенку, слышу аплодисменты. Кто-то меня конфеткой угощал, кто-то печенькой. О, круто, я пою, занимаюсь любимым делом, еще конфеты мне дают за это

    Источник: www.radiomayak.ru


    Оставить комментарий

    Вы должны войти что бы иметь возможность оставить отзыв (комментарий).